23:23 

Рожденные на убой. Эпизод 2

Хэлли.
"Нельзя мешать человеку сходить с ума" © Чехов
“Рожденные на убой”


Автор: Хэлли ( www.diary.ru/~hellysfreedom )
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Жанр: ангст, драма, психология, романтика (в перспективе)
Тип: джен с элементами гета
Персонажи: Ванда Бартеска, Бьякуран Джессо, Ирие Шоичи, Тсунаеши Савада
Рейтинг: R
Размер: макси
Предупреждение: АУ, ОЖП
Статус: в процессе
Размещение: без свободного распространения по Интернету!
Дисклеймер: все божественной Амано Акиры, чтоб ей икалось
Описание: это история жизни Ванды Бартески, телохранителя босса семьи Джессо

* 2 *


Не было ничего более приятного после изнурительной тренировки, чем выбраться из пыльных учебных залов и вздохнуть свежий воздух полной грудью. Конечно, Ванда предпочла бы упасть где-нибудь и не шевелиться в ближайшие сутки, но она понимала, что тогда день будет бесповоротно загублен, да и не даст ей никто отдохнуть, через два часа нужно было вновь возвращаться в поместье в учебные классы, постигая премудрости сбора и анализа информации. Бесполезные уроки и бесполезные тренировки Ванде уже порядком надоели, но она пока молчала. Ей нужно было выиграть как можно больше времени, чтобы подумать.
Ванда вздохнула, перекинула косу за спину и медленно двинулась вдоль покрытых щебнем парковых дорожек. Приятно щебетали птички, хотя бы на пару часов Ванда могла расслабиться и оставить все скопившееся за последний месяц напряжение за дверьми поместья.
Парк семьи Джессо поражал своей монументальностью и огромным пространством, которое он занимал. И если бы Ванда не относилась предвзято ко всему, что представляло здесь какую-либо архитектурную или дизайнерскую ценность, возможно, он бы даже ей понравился. Но нет, Ванде он не нравился хотя бы потому, что представлял собой все тот же вычурно роскошный стиль, что и само здание. Ровно подстриженные газоны и кусты, квадратные, круглые, прямоугольные, и даже деревья в виде конусов. Ступенчатый, ровный, без единой небрежной лишней детали ландшафтный дизайн. Экстравагантные фонтаны с затейливыми формами и статуи в античном классическом стиле лишь усугубляли впечатление. Ванде не нравилось это место, но она не могла не понимать, что в таком большом парке легко затеряться вдали от многочисленного персонала поместья. И в библиотеке было не так тихо, как здесь.
Единственное, чего Ванда не могла понять, неужели в этой семье так падки на роскошь в угоду снижения уровня безопасности? Конечно, парк, преимущественно состоящий из аккуратно стриженных кустов, просматривался на милю вокруг, но и здесь было много укромных местечек. При желании в этом парке можно было разместить целую армию. Целую. Вражескую. Армию. Неужели возможно обеспечить охраной такое большое пространство?
Солнце нещадно палило, и Ванда ускорила шаг, стараясь поскорее спрятаться в тени от беспощадных лучей, спеша в дальнюю часть парковой зоны. От неимоверной жары не спасал даже легкий прохладный ветерок, он всего на пару секунд остужал разгоряченные щеки.
В месте, куда направлялась Ванда, не было аккуратных дизайнерских деревьев и кустов, только загораживающая небеса небрежно развалившаяся плакучая ива и деревянная резная скамейка, спрятавшаяся среди ветвей. Это до боли напоминало Ванде парк в поместье ее семьи, здесь она старалась бывать также часто, как и в библиотеке. Нетронутая человеком естественная красота.
Ванда застыла как вкопанная, услышав чужой мальчишеский плач именно в том месте, куда направлялась. Замерев в нерешительности, теребя кончик косы и не зная, что делать дальше, то ли вернуться обратно в поместье и не забивать себе голову или выяснить, утолив любопытство, кто это так горько плачет, Ванда все же выбрала первое. Развернуться и уйти она всегда успеет.
Обернувшись и окинув взглядом парк, Ванда убедилась, что больше здесь не было ни души и тихонько подошла к скамейке, ориентируясь на звук. Похоже, неведомый гость прятался за ивовым стволом.
– Это опять ты, – устало констатировала Ванда, в укромном уголке обнаружив Бьякурана Джессо, наследника семьи Джессо собственной персоной, с глазами на мокром месте и размазывающего сопли по всему лицу. А она так надеялась, что больше они не встретятся и после «испытательного срока» она больше не вспомнит об этом пацане…
Бьякуран икнул от неожиданности и поднял покрасневшие глаза на невольную свидетельницу. Видимо, встретить здесь он никого не ожидал, настолько обескураженно выглядел.
– Как жаль, вообще-то ты занял мое укромное место, – недовольно хмурясь, произнесла Ванда, с неприязнью поглядывая на парня. Она не терпела ни чужих слез, ни собственных.
– Вообще-то, это мой парк, – препротивным гнусавым голосом ответил мальчишка, задрав нос. Ванде захотелось рассмеяться, но она удержалась, предпочитая не раздражать мальчишку еще больше.
– Ты хотел сказать: когда-нибудь будет мой, – желчно поправила Ванда и присела на скамейку. Бьякуран на это только поморщился, ничего не ответив. Похоже, для него это была больная тема, проницательно отметила она и решила не заострять пока внимание. Да и не настолько ей было интересно.
Облегченно вздохнув, Ванда присела, в пол-оборота опираясь на деревянную скамейку, уютно устроив подбородок на скрещенных руках, лукаво разглядывая нежданного собеседника.
– Я думала, что у наследника одной из самых влиятельных семей в Катании не может быть никаких проблем, – насмешливо протянула Ванда, прищурившись. Бьякуран нахмурился и кинул на нее злой прожигающий взгляд, всем своим видом показывая, что не собирается отвечать на глупые вопросы. – Ой, боюсь, боюсь, – рассмеялась Ванда и подняла руки в сдающемся жесте.
Бьякуран обиженно засопел себе под нос, и Ванда еле подавила в себе порыв обидно рассмеяться над грозным будущим боссом. Внимательно рассматривая отвернувшегося пацана, его белобрысую макушку, Ванда поймала себя на мысли, что, возможно, пребывание в поместье семьи Джессо ей наскучит не так быстро, как она думала.
– Так что случилось? Почему ты здесь ревешь в три ручья? Тебя искать не должны?
– Я не реву! – возмутился пацан, недовольно поглядывая на собеседницу. – Мне соринка в глаз попала! И вообще, какая тебе разница?!
– Ага, так я и поверила, – ехидно произнесла Ванда. – Да просто подумала, что чем быстрее ты перестанешь реветь и нажалуешься кому-нибудь, тем быстрее тебе полегчает и тем быстрее ты уйдешь отсюда, оставив меня одну.
Поначалу Бьякуран не нашелся, что ответить, опешив от подобной наглости.
– Какая же ты противная! – устало пробормотал он, встал с земли, отряхнув разбитые коленки и запачканные пыльные джинсовые шортики, обошел скамейку и сел плечом к плечу с Вандой. – Просто мне плохо здесь, и я сильно скучаю.
– Это непохоже не простую скуку. Ты скучаешь по кому-то? – осторожно спросила Ванда, разглядывая задумавшегося паренька. – И разве это не из-за того, что тебя сегодня поколотил сыночек хранителя Тумана, а потом еще и дон добавил? Я слышала, что этот Неро тот еще засранец. Все покупаются на его ангельскую внешность, примерное поведение и невинные глаза. Тем более, многие жители поместья его обожают, а ты тут сколько? Месяц? Он даже мне пытался доставить неприятности, потом сильно пожалел, – оскалилась Ванда, вспомнив первый день в этом поместье. Веселое было время – никто не знал, на что способен маленький дикий волчонок из сиротского дома с улиц трущоб.
– Я понимаю, –– невпопад произнес Бьякуран и тяжело вздохнул, пальцем вырисовывая непонятные узоры на скамейке. – Понимаю, что я тут всего ничего, что Неро до моего приезда был претендентом на место наследника…
«Вот где собака зарыта», – подумалось Ванде, теперь эта ситуация предстала ей в новом свете. Неприязнь обслуживающего персонала, членов семьи, даже хранителей, зависть сыночка хранителя тумана, который надеялся стать новым боссом. Поманили и отобрали желанную игрушку.
Ванда покосилась на Бьякурана. Парню крайне не повезло, ситуация складывалась неоднозначная, его вполне могли попробовать убрать с дороги амбициозные члены семьи, которым на волю босса семьи было плевать. Ванда видела нынешнего босса семьи Джессо – Тадео. Жестокий и недалекий человек, такой не будет защищать собственного нежеланного бастарда, предоставив наследнику справляться самостоятельно.
–… представляешь, он мне не поверил! То есть мое слово против слова Неро вообще ничего не значит? Если честно, я к этому никогда не стремился, быть мафиозным боссом, управлять семьей, это он меня притащил в Италию! Я этого не хотел. Я вообще хочу обратно к маме… – тихо закончил свою исповедь пацан, тихонько всхлипнув.
Ванда вздохнула и сочувственно посмотрела на несчастного мальчишку, в сердце защемило от жалости. Она уже давно поняла, что в жизни не должно быть места состраданию, когда ты есть часть мафиозной семьи. Но она не могла не злиться, в мафию продолжали втягивать невинных людей такие ублюдки, как босс семьи Джессо, засранцы из семьи Эстранео и другие не отягощенные совестью мафиози. Даже дон Адриано это делал. Кто бы что ни говорил, а до простых людей никому не было дела, даже Вендиче не заморачивались на этот счет, несмотря на то, что на всех углах трубили об омерте.
У нее был выбор, стать частью мафии или и дальше прозябать свою жизнь в трущобах. Ванда сделала выбор осознанно и сейчас, если бы ей дали возможность поменять свое решение, она бы не согласилась, оставила все как есть.
У Бьякурана, похоже, выбора не было, его просто насильно разлучили с матерью и привезли в Италию, поставив перед фактом. Возможно даже шантажировали жизнью мамы, Ванда не решилась спросить.
– Хей, – Ванда нагнулась, вглядываясь в опущенное лицо мальчишки, протягивая аккуратно разглаженный белый с вышивкой платок. – Ты должен быть сильным, чтобы суметь дожить до того момента, когда никто не посмеет отказать тебе во встречи с матерью. Я не буду тебя обнадеживать, это будет нелегко. И не буду повторять известную присказку, что из мафии уходят только вперед ногами, думаю, ваш ублюдочный босс вбил в тебя это знание. Просто стань настолько сильным, чтобы никто даже не помыслил тебе приказывать.
Ванда сама от себя не ожидала подобных слов, просто ей необоснованно захотелось подбодрить Бьякурана. Она видела много детей, которые ломались под гнетом мафии. Их было не так много в семье Бартеска, что ни говори, а дон Адриано умело плавил детскую психику и выковывал из нее высококлассную сталь. Но они были, маленький процент тех домашних детей, которые познали, что такое любимая семья и счастливая беззаботная жизнь. Ванде всегда было их жаль.
Этот мальчишка был таким же, он производил впечатление горячо любимого сына. Слова Ванды, конечно, могли оказаться для него ничего не значащими и пустыми, но она не могла не попробовать, успокоив этим свою совесть.
Правда, Ванда тут же пожалела о своем неожиданном порыве, Бьякуран смотрел на нее как-то странно, как будто увидел впервые. В мыслях Ванда ругалась на себя самыми ужасными словами, какими только знала, хотела же его отвадить, а теперь подбадривает!
– Ты странная, – задумчиво заметил Бьякуран, искоса поглядывая на Ванду. – Я спрашивал о тебе в поместье, и знаешь что? Тебя боятся! Девочку девяти лет! Да, конечно, не все жители поместья умеют постоять за себя, но я думал, что работа в преступной организации как минимум закаляет характер и нервы. Я не понимаю, и это разрывает мне мозг, настолько мне любопытно. Над тобой действительно проводили опыты в семье Эстранео? Почему ты оказалась у них, если ты принадлежишь Бартеска? Ты действительно настолько дикая (следуешь животным инстинктам)? Я слышал, что в прошлый раз ты расцарапала лицо Неро, прокусила ему руку и чуть не выколола глаза. Такое возможно вообще? У тебя действительно аномально сильное пламя? Настолько, что ты можешь человека сжечь заживо? И не управляешь пламенем в порыве ярости? А еще я слышал, что ты заключила сделку с дьяволом, при чем об этом говорили не какие-нибудь горничные, а папашины хранители! – на одном дыхании выпалил Бьякуран, возбужденно сверкая глазами.
Ванда поджала губы, а взгляд похолодел. Зря она перед ним распиналась.
– Если тебе захотелось всего лишь утолить свое любопытство, то я тебя огорчу: это дела моей семьи и посторонним совать свой нос в них я не позволю. Оставь свое любопытство при себе, – процедила она, вскакивая со скамейки. Бьякуран поежился и даже выглядел немного виновато, но Ванду это не успокоило. – Советую в следующий раз обходить меня десятой дорогой, боже упаси, если слухи окажутся правдой.
Костеря себя на все лады Ванда уже хотела уходить, но мальчишка схватил ее за локоть, останавливая.
– Извини, я не хотел тебя обидеть! – взмолился он, умоляюще глядя на девочку своими невозможно фиолетовыми глазами.
– Не льсти себе, – фыркнула Ванда, вырывая локоть и быстро уходя по утоптанной дорожке к поместью. Отдых был безнадежно испорчен.
– Прости меня! И спасибо! – прокричал мальчишка вслед, провожая взглядом быстро удаляющийся миниатюрный силуэт.

@темы: миди, креатифф, гет, Учитель-мафиози Реборн

URL
   

Creative evolution

главная