01:48 

Рожденные на убой. Эпизод 3

Хэлли.
"Нельзя мешать человеку сходить с ума" © Чехов
“Рожденные на убой”


Автор: Хэлли ( www.diary.ru/~hellysfreedom )
Фэндом: Reborn
Жанр: ангст, драма, психология, романтика (в перспективе)
Тип: гет
Персонажи: Ванда Бартеска, Бьякуран Джессо
Пейринг: Тсуна/Ванда
Рейтинг: R
Размер: макси
Предупреждение: АУ, ОЖП (Мэри Сью?)
Статус: в процессе
Размещение: без свободного распространения по Интернету!
Дисклеймер: все божественной Амано Акиры, чтоб ей икалось
Описание: это история жизни Ванды Бартески, телохранителя босса семьи Джессо
Примечание: Здесь будет три части, первая будет посвящена времени до десятилетней арки, вторая часть – десятилетней арке, а третья – радужной арке. Тсуна появится только в середине второй части. Пейринг будет, возможно, Тсуна/ОЖП, но я не уверена.

* 3 *


Тяжело вздыхая, Ванда старалась отрешиться от монотонного елейного голоса Джакомо Эстранео. Это было нетрудно. За окном переливчато распевались соловьи, и слушать их было куда приятнее, чем одного из ведущих ученых сумасшедшей семейки.

На самом деле, он не был ученым, он был скорее визитной карточкой этой семьи, неизменно присутствующей на всех переговорах с мафиозными альянсами. Но все же не смотря на это, он был скорее гласом семьи Эстранео, чем его боссом. Когда кто-то говорил об этой семье, то подразумевали именно Джакомо Эстранео в своем вечном черном деловом костюме и лакированных черных туфлях. Его глаза смотрели на мир неизменно холодно, с каким-то змеиным прищуром (Ванда подозревала, что в него внедрили какой-нибудь змеиный ген, также, как это произошло с ней), иссиня-черный короткий ежик волос выглядел, как обычно, творчески небрежно. Он был по-своему красив, этот Джакомо, нечеловеческой красотой и хищной грацией. Так красивы королевские кобры за миг до того, чтобы вонзить в тебя клыки.

Это было очень удобно. В силу своего близкого знакомства с этой мафиозной семьей Ванда знала, что управляют ей семь умнейших ученых семьи. Они были гениальными людьми, талантливыми, опасными, совершенно сумасшедшими. И пока Джакомо оставался не только ударной силой Эстранео, но и представительным лицом этой семьи, настоящие боссы скрывались в тени. Немногие знали, как они выглядят. Более того, немногие знали, что Джакомо никогда не был боссом.

Ванда не знала, был Джакомо членом семьи безумных исследователей изначально, но учитывая его внешность, Ванда подозревала, что он был одним из детей, над которыми семья «поработала» и оставила у себя. Он напоминал ей чудовище Франкенштейна из мистических и страшных историй, которые Агата любила рассказывать ей в приюте на ночь. По крайней мере, если бы чудовище действительно существовало, Ванде думалось, что оно бы выглядело примерно так: словно его лицо слепили из кусков кожи разных людей и небрежно пришили, не заморачиваясь над тем, чтобы снять швы.

Джакомо говорил много и не по существу, Ванда чувствовала, что за шелухой его приторного словоблудия скрывались корыстные цели. Иной раз она бы не обратила на это внимания, если бы это не касалось ее непосредственно. Она была очень нужна этой семье, другой вопрос – зачем? Неужели эксперименты с ее участием давали так много пищи для размышлений? Ванда могла поспорить, что она не последний подопытный кролик этой семьи, более того, она один из тех редких драгоценных подопытных кроликов, за сохранность которых Эстранео отвечали головой. Так чем же ее пламя так ценно, что они в нее так вцепились? Это будет уже пятый раз, когда она отправляется в эту семью. Уже пятый раз она будет участвовать в опытах по усовершенствованию пламени грозы и малой доли пламени тумана.

Поначалу Ванда осознавала необходимость договоренности между Бартеска и Эстранео, но сейчас совсем не понимала, зачем это нужно не только Эстранео, но и дону Адриано. Разве ее пламя уже недостаточно сильное? Она уже сейчас может с трудом его контролировать, даже многочисленные медитации совсем не помогают. Что же будет дальше?

Иногда Ванде становилось очень страшно. Если Джакомо Бартеска со своей приторной улыбкой и ледяными змеиными глазами был злом знакомым и привычным, то дон Адриано, ненасытное двуликое чудовище, заставлял трепетать от ужаса. Он мог быть как понимающим любящим отцом, так и бессмысленно безжалостным тираном. И самое ужасное, своим маски он мог менять мгновенно, он был чудовищно непредсказуем.

Ванда многим была обязана дону Адриано. Своей новой жизнью вдали от трущоб и от приюта Санта Лючия Ванда была обязана именно ему, но иногда ей казалось, что лучше бы ее прирезали в каком-нибудь загаженном переулке трущоб, чем попасть в цепкие когти мафии и, более того, в цепкие лапы семьи Бартеска. «Ты драгоценная жемчужина моей семьи, Ванда», – повторял дон Адриано, и Ванде не хотелось знать, до какой степени вещью она стала в глазах босса. Ей хотелось продолжать думать о том, что дон Адриано стал для нее отцом, которого у нее никогда не было. Так было легче.

Погрузившись в свои размышления, Ванда совсем не заметила, что переговоры уже подходили к концу. Недопустимая беспечность для того, о ком эти самые переговоры велись, скривилась Ванда и прислушалась к словам мужчины напротив.

– Нет никакой причины для беспокойства, уважаемый дон, наша семья всегда выполняла свои обязательства, когда дело касалось Ванды. Мы продолжим их выполнять и в этот раз, вам не о чем волноваться, – приторно улыбнулся Джакомо, расслабленно закидывая ногу на ногу и искоса разглядывая кабинет. – Девочка вернется к вам в ценности и сохранности, мы не собираемся подвергать ее жизнь опасности, ни в коем случае. Просто несколько маленьких тестов и экспериментов по улучшению качества и объема пламени тумана.

– Пламени тумана? – удивилась Ванда. – Почему его? Все предыдущие разы мы работали именно над пламенем грозы, почему в этот раз туман?

– Это поможет нам в дальнейших исследованиях, – улыбнулся Джакомо. – У нас есть бесценный подопытный с нереально огромным запасом пламени тумана, на основе этих изысканий мы собираемся усовершенствовать его тело и его пламя, как сделали это с Вандой, но пойти еще дальше. К тому же, мы считаем неосмотрительной глупостью не развивать то, что дано от природы. Ведь до этого, учась контролировать свою силу, ты всегда налегала именно на пламя грозы, игнорируя туман, верно, Ванда? – Ванда кивнула, уже догадываясь, к чему ведет Джакомо, мысленно признавая его правоту. – Мы считаем, что, если развить туман, он хоть немного уравновесит сильное пламя грозы. Тебе станет гораздо легче контролировать свою силу. Это станет хорошим подспорьем, особенно если ты не будешь распространяться о наличии у тебя второго вида пламени, – широко предвкушающе скалясь, развернуто ответил Джакомо.

– Звучит очень заманчиво, – криво усмехнулся Адриано, постукивая указательным пальцем по массивному дубовому столу и в задумчивости потирая подбородок. Ванда понимала скептицизм сомневающегося дона, ведь в чем тогда выгода Эстранео? Ей казалось, что результаты исследований – это не единственное, что хотели от нее сумасшедшие ученые. Было что-то еще, что-то очень важное, что упускали из вида Ванда и дон Адриано. Не совершали ли они большую ошибку, идя на поводу у этой семьи? Ванда не знала, но ей казалось, что она еще пожалеет об этом, бесплатный сыр мог быть только в мышеловке. – Ну что ж, тогда подпишем контракт. Ванда, будь добра, принеси бумаги.

Ванда вздохнула, соскользнула с широкого подоконника и прошла через всю комнату к стеклянному шкафу, заставленному бесчисленными папками, безошибочно вытащила нужные документы, вернулась и протянула их боссу, раскрывая папку в нужном месте.

– Спасибо, Ванда. Достань из бара пузатую бутылку и два стакана, думаю, Джакомо не откажется выпить за очередную удачную сделку, верно? – ставя размашистую подпись, поинтересовался Адриано, протягивая бумаги собеседнику. Ванда безропотно обошла рабочий стол, где мужчины заключали контракт, и достала алкоголь. Ей, конечно, хотелось поскорее отделаться от представителя Эстранео, но законы гостеприимства никто не отменял, да и на людях Ванда никогда не позволяла себе спорить с боссом.

– С удовольствием, – расписавшись, ответил Джакомо, принимая из рук Ванды стакан с янтарной жидкостью. – За наше дальнейшее сотрудничество!

– Да, за сотрудничество, – мужчины опрокинули стаканы и пожали друг другу руки. Ванда едва не скривилась, наблюдая за этой милой сценой, она была уверена, что в душе дон Адриано уже несколько раз убил этого высокомерного брюнета, порезал на куски, сжег, а прах развеял по ветру. Если нет, то она-то уж точно так в мыслях поступила, а если учесть, что впечатления о людях у босса и у нее обычно совпадали… Джакомо не нравился ни ей, ни боссу, но Бартеска были вынуждены сотрудничать с этой семейкой. Эстранео были единственными, кто стабильно постоянно сотрудничал с их семьей (хотя бы потому, что официально семьи Эстранео не существовало, Альянс сравнял с землей главное поместье года четыре назад). Это было негласное сотрудничество, они ничего не должны были друг другу, не подписывали никаких контрактов, но ученые всегда обращались именно к семье Бартеска, если не могли с чем-то справиться собственными силами, уже не говоря о том, что Адриано предоставлял им подопытный материал. Дон по-своему ценил Эстранео как своих союзников, но некоторые их методы не одобрял, не говоря о том, что Джакомо он терпеть не мог.

– Ну, что ж, увидимся на следующей неделе, Ванда, – приторно улыбнулся Джакомо, поглядывая на нее, Ванда в ответ криво улыбнулась. – Не буду злоупотреблять вашим гостеприимством. В понедельник мы пришлем машину и заберем девочку, – сказал Джакомо, обращаясь уже к дону Адриано. – Вернем ее через неделю, как и договаривались. До скорого, – раскланявшись с хозяевами, представитель Эстранео удалился, и Ванда вздохнула с облегчением. Сделка свершилась.

– До чего неприятный тип, – заметил дон Адриано, садясь обратно в кресло и крутя в руках стакан с виски. – Крайне неосмотрительно боссам выставлять напоказ такого отвратительного человека, более того, делать лицом семьи.

– Может именно на это они и рассчитывали? – задумчиво протянула Ванда, устраиваясь поудобнее в кресле. – Создать ложное впечатление, сбить со следа. Мало кто задумается о том, что такая высокомерная, яркая и неприятная личность может не быть боссом.

– Похоже, твои занятия не проходят бесследно, – спрятав улыбку за бокалом, произнес дон Адриано довольным тоном. – Садись, Ванда, посиди со стариком чуть-чуть.

Ванда с тяжелым вздохом залезла в удобное черное кожаное кресло, уютно устроилась в нем, подогнув ноги под себя. Ей нравились задушевные беседы с боссом, но не когда он был не в настроении. А он точно был не в настроении, Ванда точно это знала. Они были знакомы всего три года, но она уже хорошо выучила все привычки дорогого босса, в частности: дон Адриано скромностью обычно не отличался, но в плохом настроении он начинал принижать свои способности и собственную внешность. Вот как сейчас.

Все же стариком он совсем не выглядел, дон Адриано в свои сорок три не имел ни одного седого волоска. И вообще для своих лет выглядел на редкость молодо. Его светло-русые волосы всегда лежали волосок к волоску, зачесанные назад, разве что вились чуть-чуть на концах, но это даже придавало ему очаровательной щеголеватости. Серо-голубые глаза-хамелеоны смотрели на мир цепко, подмечая каждую деталь, настолько проницательный взгляд Ванда не встречала ни разу в жизни. Волевой квадратный подбородок, высокие скулы и небрежная щетина на лице совсем не делали его старше, он разве что выглядел брутальнее. Правда нестандартная внешность с легкостью скрывалась за общим впечатлением и стилем – неизменные темные костюмы в полоску и трость с набалдашником в виде львиной пасти делали дона Адриано старше, чем он был на самом деле.

Ванда, чтобы занять чем-то руки и не обращать внимания на повисшую неприятную тишину, расправила на коленях складки пышной юбки. Похоже, разговор намечался не очень приятный. Молчание разбавляли лишь во весь голос орущие за окном птицы, их пение уже не казалось ей таким приятным.

– Всего пару часов прошло с твоего приезда, а ты уже успела избить Тима, – задумчиво отставив стакан, босс вперил тяжелый взгляд в девочку. Ванда уже хотела поежиться, но одернула себя, все же медитации и самоконтроль приносили какую-никакую пользу. – Мне казалось, что занятия идут в прок, но теперь я не уверен. Ничего не хочешь сказать в свое оправдание?

– Он получил за дело, будет меньше распускать свой язык и руки, – поджав губы и вздернув подбородок, произнесла Ванда. Все же жизнь в детском приюте научила ее не спускать оскорбления на тормозах. В мафии действовали те же законы, что и в трущобах: дашь слабину, и тебя тут же загнобят.

Дон Адриано тяжело вздохнул, снял очки и прикрыл глаза, потирая переносицу. В этот момент он выглядел очень устало и даже старше своих лет. Ванде даже стало немного стыдно за свое неприемлемое поведение, но будь у нее возможность все изменить, она поступила бы точно также.

– Мы семья, Ванда. Любой ребенок, который появляется в стенах этого поместья, достоин стать частью семьи Бартеска. Ты же не даешь некоторым шанса.

– Я даю им шанс, но они не желают им воспользоваться. Некоторые дети совершенно невыносимы. Дети, которые приходят с улиц, сразу же пытаются самоутвердиться за чужой счет. Тим пытался утвердиться за мой счет в этот раз, но что будет, когда он решит утвердиться за счет Анни, которая не сможет дать ему отпор? Она была домашней девочкой, пока ее родители не погибли в автокатастрофе. Или за счет маленького Итана, которому всего семь лет? Мне было столько же, когда я попала к вам, но уже тогда я смогла бы дать отпор, в отличие от них, – нахмурившись, на одном дыхании выпалила Ванда, сжимая на коленях кулаки. Снова ее переполняла ненависть, едва она думала об этой ситуации.

– И? Ты считаешь, что стоило избить его до полусмерти? Только не надо недоговаривать мне. В этот раз ты не сдержалась, Ванда. Ты себя опять не контролировала.

Ванда не смогла выдержать осуждающего взгляда дона и вперила свой взгляд в сжатые до хруста кулаки. Да, она не сдержалась, когда подумала о том, что могло бы стать с Итаном, Анни, Мирандой или другими детьми, которые не умели дать сдачи. Дети бывают жестоки, но нет страшнее детей, чем дети с улиц и из приютов, Ванда знала это не понаслышке. Потому что была такой же.

– Ванда, посмотри на меня, – спокойно попросил босс, с интересом разглядывая девочку напротив. – Ванда, – уже с угрозой в голосе, но она не могла понять взгляд, упрямо замотав головой. Адриано вздохнул.

Конечно, она поступила отвратительно, теперь некоторые недавно появившиеся дети стали ее бояться. Проходя мимо обслуживающего персонала поместья, некоторых членов семьи и сирот, она постоянно слышала чужой мерзкий шепоток. Он преследовал ее постоянно, не давая расслабиться, каждый раз напоминая о том, что при каждом взрыве эмоций ее самоконтроль летит к чертям. В последнее время она думала, что справляется и получается у нее неплохо, но это было заблуждением с ее стороны. Очень опрометчивым заблуждением.

– Ванда, – мягко произнес дон Адриано, приподнимая лицо девочки за подбородок. Когда он успел оказаться перед ней, сидя на корточках? Ванда не заметила. – Надеюсь, ты больше меня не огорчишь подобными поступками. Не заставляй меня думать, что ты с собой не справляешься.

Ванда застыла, не смея пошевелиться, где-то в солнечном сплетении скрутился клубок трепета и животного ужаса. Она заторможено кивнула, не имея возможности сказать и слова, в горле пересохло, а язык прирос к нёбу.

– Вот и отлично, – улыбнулся дон Адриано, встал, растер колени и взлохматил ее черные длинные волосы. Ванда вздрогнула. – Пойдем посидим на диване, так разговаривать гораздо удобнее, чем через весь стол.

Соскользнув с кресла, Ванда на ватных ногах прошла к дивану и залезла на него. Устроилась поудобнее, вцепившись в юбку платья, постаралась успокоиться. Босс не сказал ничего страшного, даже не ругал ее, почему тогда она до сих пор не может успокоиться и чуть ли не дрожит?

– Что можешь сказать о наследнике семьи Джессо? Как он тебе? – заинтересованно спросил Адриано, раскурив сигару и с упоением выдыхая сигаретный дым. Ванде никогда не нравился этот запах, он першением застревал в горле, и Ванде казалось, что этим запахом после очередного бдения в кабинете босса она была пропитана вся, от макушки до пяток. Даже одежда пахла этим отвратительным запахом, но она никогда не смела сказать боссу об этом. Да и стоило привыкать, в мафии курение не считалось пагубной привычкой, от нее, как правило, не отказывались.

– Перспективный мальчик, я думаю, при должном старании из него выйдет хороший босс, – собравшись, озвучила свои давние мысли Ванда, нахмурившись. – Только я не понимаю, чего на самом деле хочет босс семьи Джессо. Похоже, Бьякурана никто ничему не учит, он растет там как сорняк. Тогда я не понимаю логики, зачем было отрывать пацана от матери, если он не нужен боссу в качестве наследника? Тем более тащить его в мафиозный мир.

– Интересный вопрос, – пустив облако дыма, задумчиво сказал дон. – Я думаю, все дело в том, что он сам не решил, кто станет наследником и боссом в дальнейшем. Там же есть еще один претендент?..

– Да, Неро.

–…которого ты укусила, кстати, – произнес Адриано, с усмешкой смотря на стушевавшуюся девочку. – Ничего не хочешь сказать? Как так получилось и почему я узнаю об этом последним?

– Он посчитал, что мне можно приказывать, как любому рядовому члену семьи Джессо. Он был очень настойчив, сказал, что я все равно в конце концов буду принадлежать ему. Ну и я… – почувствовав, что босс больше не злится, Ванда разговорилась. – Я так поняла, что он даже не кровный родственник их босса, он всего лишь сын хранителя тумана. Перспективный сын хранителя тумана. Говорят, у него чистое пламя. Но это не отменяет факта, что у него нет небесного пламени, а у Бьякурана оно есть.

– Вот как… – Адриано притушил сигару и потер подбородок. – Как ты поняла, что Бьякуран небесный носитель?

– Я выводила его несколько раз из себя, – прикусив губу, смущенно пробормотала Ванда, – чтобы посмотреть, что он из себя представляет.

Адриано с веселым изумлением посмотрел на Ванду, кажется, он даже хотел расхохотаться, но сдержался.

– У него аномально сильное пламя, настолько сильное, что даже мне было трудно противиться небесному очарованию. Такое небо редко встретишь. Если Тадео Джессо угробит своего незаконнорожденного сына, то мое мнение о нем как о боссе только подтвердится. И, вероятнее всего, так и произойдет, потому что в поместье сейчас очень напряженная атмосфера, многие недовольны решением босса сделать своим наследником слабого гражданского. Особенно недоволен хранитель тумана и его сыночек, Неро, который претендовал на место наследника ранее. Возможно, будут покушения, пацан тогда точно не выживет. Его никто не охраняет, – со вздохом сказала Ванда, задумчиво накручивая кончик косы на палец.

– И все же, он тебя очаровал, – ухмыльнулся дон Адриано и затушил сигарету. Ванду как пыльным мешком по голове ударили. Она пораженно уставилась в глаза босса, не зная, что ответить. – Нет смысла врать самой себе. Задумайся, хотела бы ты следовать за ним в качестве хранителя грозы? Ты еще не дала официального ответа семье Джессо, значит, ты все еще сомневаешься?

Взгляд дона был как никогда цепким и пронзительным, и Ванда поняла, что в этот раз от серьезного разговора ей не отвертеться.

– Нет, я не хотела бы, – твердо ответила Ванда. Дон Адриано выглядел действительно удивленным, и она поспешила пояснить:

– Я не смогу стать его хранителем, уже не говоря о том, что семья Джессо мне не нравится. Атмосфера там… – Ванда в задумчивости покрутила рукой, пытаясь подобрать точное слово. – Создается ощущение, что люди там так и норовят вцепиться друг в другу в глотки. С виду все чинно, красиво, роскошная обстановка, одеваются члены семьи очень вычурно и как будто не из этой эпохи, но на деле за всей этой тряпочной шелухой скрывается тот еще змеиный клубок.

– Ванда, ты пытаешься сбить меня с мысли? – нахмурившись, дон Адриано сцепил руки в замок и цепко следил за реакцией маленькой собеседницы. – Ты сказала, что не хотела бы, потому что не можешь стать его хранителем. То есть, я правильно понимаю, что есть причина и все же ты бы этого хотела?

Ванда поежилась и незаметно вытерла вспотевшие ладошки о край платья. И что она должна была ответить? Она сама себя не понимала, иной раз этот мальчишка безумно ее раздражал, а иной раз безумно ей нравился. Ванда не помнила, когда вдруг ей подумалось, что Джессо станет отличным боссом, и ей хотелось бы посмотреть, во что превратится эта семья под его началом. Просто однажды перед сном, размышляя об очередном прошедшем дне, она невольно поймала себя на мысли, что, возможно, было бы неплохо… Да, он ее очаровал. Он мог бы подойти ей как Небо, как ее Небо, если бы не одно «но». Эксперименты.

– Он сгорит, дон. Он не выдержит напора моего пламени, я убью его.

Воцарилась тишина. Ванда закусила губу и невидящим взглядом обводила обстановку вокруг. Глаза цеплялись за какие-то незначительные несущественные детали, а в голове набатом стучало собственное сердцебиение. Вот изумрудно-зеленые обои с растительным орнаментом, расположенным в шахматном порядке. Черно-белая фотография старого парохода, Ванде всегда было интересно, откуда эта фотография и почему висит здесь, в святая святых босса, но постоянно забывала спросить. Два старых мушкета под стеклом, висящих на стене, их история ей тоже всегда была интересна. Небольшой массивный книжный шкаф в углу и выглядывающее из-за него широкое высокое окно с массивными жаккардовыми портьерами и легким пухом тюли. Три удобных темно-коричневых кресла и небольшой диванчик, на котором они сидели сейчас.

– Я боюсь, Ванда, что едва ли мы сможем найти такого носителя небесного пламени, который смог бы его укротить. Тебе придется смириться с этим, – дон несильно сжал плечо Ванды, и она перевела на него невидящий взгляд. Да, она уже думала об этом, вряд ли найдется живой носитель настолько сильного и чистого пламени, если учесть, что даже ученые Эстранео недоумевают, почему она все еще жива. А ведь говорят, что небесные носители сильнейшие. Но одно дело подозревать, а совсем другое окончательно потерять надежду.

Ванда никогда не жаловалась на собственную участь, она понимала, что сотрудничество с Эстранео семье Бартеска жизненно необходимо, но сейчас ей захотелось разнести кабинет в щепки в порыве ярости и бессилия. Она сжала кулачки и подышала на счет, пытаясь разогнать красные точки перед глазами. Дон Адриано с интересом за ней следил.

– И что вы предлагаете? – уже успокоившись, спросила Ванда, из-под челки наблюдая за боссом. Тот по-доброму усмехнулся и сильнее сжал детское плечо, то ли одобряя, то ли предупреждая.

– Есть множество вариантов, каким образом можно войти в чужую семью на законных основаниях. Не такой надежный способ, как предыдущий, конечно, но все же. Ты станешь телохранителем. Или, возможно, советником. Только в этом случае доверие тебе придется отвоевывать собственным трудом.

Ванда криво усмехнулась и подумала о том, что это в ее стиле, отвоевывать себе место под солнцем. Это ей подходит. Осталось только решить, хочет ли она видеть Джессо Бьякурана собственным боссом?

@музыка: Against the Current - Legends never die

@темы: Учитель-мафиози Реборн, гет, джен, креатифф, миди

URL
Комментарии
2017-11-19 в 23:25 

Хэлли
я не хотела вас обидеть, случайно просто повезло
Джакомо Бартеска
Джакомо Эстранео!

     

Creative evolution

главная